Мережковский Дмитрий Сергеевич

[2 (14) августа 1866, Петербург — 9 декабря 1941, Париж]

Писатель. Воспитывался в 3-й классической гимназии. Как вспоминает Мережковский, «то был конец семидесятых и начало восьмидесятых годов — самое глухое время классицизма: никакого воспитания, только убийственная зубрежка и выправка». В 13 лет Мережковский начал писать стихи. «Кажется в 1879 г., когда мне было лет 14, — вспоминает Мережковский, — он [отец] повез меня в Алупку, к 70-летней старухе гр. Елизавете Ксаверьевне Воронцовой. Я не знал, что имею счастье целовать руку, которую полвека назад целовал Пушкин». Первое стихотворение напечатал в 1882 г. в «Живописном обозрении». После окончания гимназии в 1884 г. Мережковский поступил на историко-филологический факультет Петербургского университета. В 1888 г. выпустил сборник «Стихотворения». В 1893 г. начал трилогию «Христос и Антихрист», над которой работал 12 лет.

О своем знакомстве с Достоевским Мережковский вспоминал в «Автобиографической заметке»: «В Петербурге в 1880 году, познакомившись у гр. Толстой, вдовы поэта, с Достоевским, отец повез меня и к нему. Помню крошечную квартирку на Колокольной [ошибка — на Кузнечном. — С.Б.], с низенькими потолками тесной прихожей, заваленной экземплярами "Братьев Карамазовых", и почти такой же тесный кабинет, где Федор Михайлович сидел за корректурами. Краснея, бледнея и заикаясь, я читал ему свои детские, жалкие стишонки. Он слушал молча, с нетерпеливою досадою. Мы ему, должно быть, помешали.

— Слабо, плохо, никуда не годится, — сказал он наконец. — Чтоб хорошо писать — страдать надо, страдать!
— Нет, пусть уж лучше не пишет, только не страдает! — возразил отец.

Помню прозрачный и пронзительный взор бледно-голубых глаз, когда Достоевский на прощанье пожимал мне руку. Я его больше не видел и потом вскоре узнал, что он умер».

Мережковскому принадлежит целый ряд работ о Достоевском, в том числе «О "Преступлении и наказании" Достоевского», где Мережковский в преамбуле пророчески писал: «Разбор всех произведений Достоевского — громадный и страшно трудный критический подвиг, принадлежащий более или менее отдаленному будущему». Такими работами, где есть «разбор всех произведений Достоевского», явились книги Мережковского «Пророк русской революции» (СПб., 1906), в которой Мережковский сделал Достоевского слишком левым, что вызвало испуг и недовольство вдовы писателя А.Г. Достоевской, и блестящий двухтомный труд Мережковского «Л. Толстой и Достоевский» (СПб., 1903) (Мережковский выдвинул идею появления нового А.С. Пушкина, задачей которого будет синтез художественных открытий Л.Н. Толстого — «провидца плоти» и Достоевского— «провидца духа»), правда, излишне схематичный труд, о чем писал Н.А. Бердяев: «Лучше всего все-таки писал о Достоевском Мережковский в своей книге "Л.Толстой и Достоевский". Но и он слишком занят проведением всей религиозной схемы, параллелью с Л. Толстым. Для него Достоевский часто является лишь средством для проповеди религии воскресшей плоти, и единственное своеобразие духа Достоевского он не видит. Но впервые Мережковскому удалось что-то приоткрыть в Достоевском, что раньше оставалось совершенно закрытым. Его подход к Достоевскому все же принципиально неверен. Всякого великого писателя, как великое явление духа, нужно принимать как целостное явление духа. В целостное явление духа нужно интуитивно проникать, созерцать его, как живой организм, вживаться в него. Это — единственный верный метод. Нельзя великое, органическое явление духа подвергать вивисекции, оно умирает под ножом оператора, и созерцать его целость уже более нельзя. К великому явлению духа нужно подходить с верующей душой, не разлагать его подозрительностью и скепсисом». В начале двадцатого века Мережковский встречался и переписывался с вдовой писателя А.Г. Достоевской.

Самое значительное сочинение в прозе Мережковского — трилогия «Христос и Антихрист» (1896—1905). В 1920 г. Мережковский эмигрировал.