Лукерья

Кормилица младшего брата писа­теля А.М. Достоевского, навещавшая и позже семью родителей Достоевского, о чем вспомина­ет А.М. Достоевский: «Как теперь рисуется в моих воспоминаниях следующая картина: од­ним зимним утром является к маменьке в гос­тиную няня Алена Фроловна и докладывает: "Кормилица Лукерья пришла". Мы, мальчики, из залы вбегаем в гостиную и бьем в ладоши от радости. "Зови ее", — говорит маменька. И вот является лапотница Лукерья. Первым делом помолится иконам и поздоровается с маменькой; потом перецелует всех нас; мы же буквально повиснем у нее на шее; потом обделит нас всех деревенскими гостинцами в виде лепешек <...>; но вслед затем удаляется опять в кухню; детям некогда, они должны утром учиться. Но вот на­стают сумерки, приходит вечер. Маменька за­нимается в гостиной, папенька тоже в гостиной занят выпиской рецептов в скорбные листы (по больнице), которые ежедневно приносились ему массами, а мы, детй, ожидаем уже в темной (неосвещенной) зале Прихода кормилицы. Она является, усаживаемся все в темноте на стулья, и тут-то начинается рассказывание сказок. Это удовольствие продолжается часа по три, по че­тыре, рассказы передавались почти шепотом, чтобы не мешать родителям. Тишина такая, что слышен скрип отцовского пера. И каких только сказок мы не слыхивали, и названий теперь всех не припомню: тут были и про "Жар-птицу", и про "Алешу Поповича", и про "Синюю Бороду", и про многое другое. Помню только, что некото­рые сказки казались для нас очень страшными».