Липранди Иван Петрович

[17(28).7.1790 — 9(21).5.1880, Петербург]

Военный историк, ме­муарист, публицист, этнограф, действительный статский советник, чиновник по особым поручени­ям при Министерстве внутренних дел в 1840-х гг. Участник русско–шведской войны 1808-1809 гг. и Отечественной войны 1812 г. В 1820-е гг. в «Одесском вестнике» появились первые публи­кации Липранди. В 1820–1824 гг. систематиче­ски общался с А.С. Пушкиным и пользовался уважением поэта как человек, соединяющий «ученость истинную» с «отличными достоин­ствами военного». 17 января 1826 г. Лип­ранди был арестован по подозрению в причаст­ности к тайному обществу, а 19 февраля 1826 г. был освобожден с оправдательным аттестатом. В 1840 г. Липранди определен на службу в Ми­нистерство внутренних дел.

Б.Ф. Егоров пишет о том, что Липранди — «умный, энергичный, смелый, он в то же время отличался не слишком твердыми нравственны­ми качествами», однако это наду­манный вывод, как и другие заключения. Так, будучи близок к Южному обществу, Липранди отделался лишь кратковременным арестом, хотя и нет доказательств, что он предал декабристов. Ходили упорные слухи о вымогательстве Лип­ранди взяток, хотя прямых доказательств не было. Однако два «уго­ловных» преступления Липранди документаль­но подтверждены, хотя документальность их подтверждения тоже относительная: в качестве начальника русской военной разведки в Пари­же, после поражения Наполеона, Липранди при­своил себе книги из королевской библиотеки Бурбонов, а в конце следствия над петрашев­цами Липранди присвоил 650 рублей казенных денег.

В марте 1848 г. Липранди предложил своему начальнику, министру внутренних дел Л.А. Пе­ровскому свои услуги по разоблачению револю­ционного гнезда М.В. Петрашевского, будучи, вероятно, уже осведомленным о каких-то со­циалистических собраниях у последнего.

Именно Липранди заслал к М.В. Петрашевскому шпиона П.Д. Антонелли, а также подо­слал к кружку еще двух своих агентов: купца В.М. Шапошникова и мещанина Н.Ф. Нау­мова.

Точных данных о встречах Липранди с До­стоевским нет, однако, по всей вероятности, они встречались, когда 23 апреля 1849 г. Липранди встречал арестованных петрашевцев в залах III Отделения. Кроме того, Липран­ди входил в комиссию в Петропавловской кре­пости для разбора бумаг, взятых у арестованных петрашевцев и отобранных для передачи в След­ственную комиссию и, очевид­но, в этом качестве встречался в крепости с До­стоевским. Во всяком случае, Липранди в 1849 г. в своем «Мнении» для Следственной комиссии по делу петрашевцев имел в виду, по-видимому, и Достоевского, когда писал: «...В большинстве молодых людей очевидно какое-то радикальное ожесточение против существующего порядка вещей, без всяких личных причин, единственно по увлечению мечтательными утопиями, кото­рые господствуют в Западной Европе и до сих пор беспрепятственно проникали к нам путем литера­туры и даже самого училищного преподавания. Слепо предаваясь этим утопиям, они воображают себя призванными переродить всю общественную жизнь, переделать все человечество и готовы быть апостолами и мучениками этого несчастного са­мообольщения».

Позднее Липранди оценивал свое участие в расследовании дела петрашевцев как неудачу всей жизни: «Для меня дело Петрашевского было пагубно, оно положило предел всей моей служ­бе и было причиной совершенного разорения».

Со 2-й половины 1850-х гг. Липранди всеце­ло отдается литературным и научным трудам. Достоевский упоминает имя Липранди в «Днев­нике писателя» 1876 г. в гл. «Несколько слов о Жорж Занде».