Кожанчиков Дмитрий Ефимович

[1820, Москва — 7(19).12.1877, Петербург]

Издатель и книгопродавец. Книгопродавческую деятель­ность начал в Петербурге в 1858 г., и книжный магазин Кожанчикова в 1860-е гг. «был самый блестящий из всех петербургских магазинов. Он пользовался не только сочувствием всей образо­ванной публики новых воззрений, но и около него группировалась почти вся либеральная прес­са тогдашнего времени». Издательскую деятельность Кожанчиков начал в 1859 г.: выпустил первое издание «Обломова» И.А. Гончарова (1859), со­чинения А.Н. Островского, А.Ф. Писемского, П.И. Мельникова-Печерского, научные труды Н.И. Костомарова, Ф.И. Буслаева, Н.С. Тихонравова, наиболее полное по тому времени изда­ние «Кобзаря» Т.Г. Шевченко (1867), памятни­ки древнерусской литературы («Стоглав», «До­мострой», «Житие протопопа Аввакума»).
Получая от Достоевского для продажи изда­ния «Идиота», «Бесов», «Записок из Мертвого дома», Кожанчиков выдавал ему векселя (см. об этом в письмах Кожанчикова к Достоевскому от 6 и 7 марта 1874 г. и 25 декабря 1874 г. (РГБ. Ф. 93. II. 5. 83). Жена писателя А.Г. Достоев­ская вспоминает о приезде к ним Кожанчикова в начале 1873 г. за покупкой их собственного из­дания «Бесов»: «Но торжество мое было полное, когда к нам приехал книгопродавец Кожанчи­ков и предложил купить сразу триста экземпля­ров на векселя на четырехмесячный срок. Уступ­ку просил ту же, то есть тридцать процентов. Предложение Кожанчикова было заманчиво, так как он брал для провинции и, следователь­но, не мешал нашей городской торговле. Смуща­ло, что он брал на векселя, и Федор Михайлович пришел ко мне посоветоваться по этому поводу. Я тогда не имела понятия о купеческих вексе­лях, а поэтому предложила мужу побеседовать с покупателем, пока я съезжу к типографщику, жившему неподалеку. К моей удаче, я застала одного из Пантелеевых, и он посоветовал не упускать такой солидной продажи; уверил, что векселя Кожанчикова можно учесть и что он со­гласен взять их в уплату за долг наш по типо­графии. С такими вестями вернулась я домой, и Кожанчиков (как опытный коммерсант, всегда имевший при себе вексельные бланки) тотчас написал нам три векселя на семьсот тридцать пять рублей, а Федор Михайлович выдал ему записку для получения книг из типографии». В последние годы жизни Кожанчиков, разорившись, служил в администрации, управлявшей фирмой «А. Чер­кесов и Ко».