Костомаров Коронад Филиппович

[3(15).7.1803 — 11(23).3.1873, Петербург]

Военный инженер, капитан, содержавший пансион для поступавших в Главное инженерное училище, впоследствии генерал-лейтенант. Впервые До­стоевский встретился с Костомаровым в конце мая 1837 г., когда он и его старший брат М.М. До­стоевский были отданы в его пансион. Д.В. Григорович вспомина­ет: «Костомаров приготовлял питомцев таким образом, что они выдерживали экзамен всегда первыми; их в училище так и звали костомаровцами». В записной книге жены писателя А.Г. Достоевской за 1876–1884 гг. есть запись: «Учился у Коронада Филипповича Кос­томарова по Лиговскому каналу, д. Решетнико­ва». Костомаров запомнился Д.В. Григоровичу «добрейшим, мягким человеком», однако во­сторженное отношение Достоевского к Костома­рову в первых письмах к отцу («Еще не было ни одного примера, чтобы от К<оронада> Ф<илипповича> кто-нибудь не поступил в училище. Коронад Филиппович свидетельствует Вам свое почтение» — письмо от 3 июля 1837 г.) сменяется негативны­ми отзывами Достоевского о Костомарове (его старший брат не был принят в Инженерное учи­лище): «Костомаров обморочил Вас и только взял с Вас деньги за нас, тогда как мы бы могли и без приготовленья поступить в училище» (пись­мо от 5-10 мая 1839 г.), хотя Достоевский был неправ. 1 марта 1838 г. отец писателя М.А. Достоевский писал Костомаро­ву: «...Давно уже следовало бы мне возблагода­рить вас за оказанные вами сыну моему пособия в определении его в инженерные юнкера; но, во-первых, открывшаяся старая болезнь — ревма­тизм от января месяца до сих пор продолжаю­щаяся; во-вторых, не имев от сына моего ни­какого известия от 29 прошедшего января по 27 число сего февраля, лишен был удовольствия исполнить сие. Теперь приятнейшею поставляю для себя обязанностию принесть вам, милости­вый государь, мою душевную благодарность за ваши благодеяния, оказанные детям моим, в осо­бенности старшему моему сыну — прошу вас покорнейше не ставить их и в предбудущее вре­мя вашими советами, а вместе с сим позвольте вас еще утруждать моею покорнейшею прось­бою, постараться о переводе его в Инженерный замок. Еще мне за несколько пред сим временем прискорбно было прочесть в письме сына моего, что будто бы вы полагали меня способным на­писать что-то предосудительное к одному из на­чальствующих лиц на ваш счет. Поверьте, что ежели бы и написал, то кроме душевной моей благодарности я не мог бы более ничего напи­сать. Уповаю, что вы сим перемените обо мне ваше мнение и равным образом довершите ваше доброе расположение к сыну моему, споспеше­ствуя в переводе его в Инженерный замок, для совместного или, по крайней мере, близкого на­хождения с меньшим моим сыном; сим пожиз­ненно обяжете пребывающего к вам, с душевною благодарностию и таковым же уважением, ми­лостивый государь, вашего покорнейшего слу­гу Михаила Достоевского».