Кони Анатолий Федорович

[29.1(10.2).1844, Петербург — 17.9.1927, Ленинград]

Мемуа­рист, литератор, юрист, общественный деятель, почетный академик (1900). Учился в немецкой школе при церкви св. Анны (1855–1858), затем выдержал экзамен на физико-математический факультет Петербургского университета. В1862 г. Кони перешел на юридический факультет Мос­ковского университета. С 1871 г. прокурор, с 1877 г. председатель Петербургского окружно­го суда.
Кони начал интересоваться произведениями Достоевского, когда заканчивал Московский университет (1865) и начинал работать в судеб­ных органах. И с самого первого отзыва Кони о «Преступлении и наказании» — благоговейное отношение его к творчеству Достоевского, а пос­ле знакомства с ним — необыкновенное уваже­ние к его личности. «До сих пор, по происшест­вии стольких лет, — писал Кони о первом чтении "Преступления и наказания", — при воспоми­нании о первом знакомстве с этим произведени­ем, оживает во мне испытанное тогда и ничем не затемненное и не измененное чувство восторжен­ного умиления, вынесенное из знакомства с этой трогательной вещью. Великий художник с пер­вых слов захватывает в ней своего читателя, за­тем ведет его по ступеням всякого рода падений и, заставив его перестрадать их в душе, мирит его в конце концов с падшими, в которых сквозь преходящую оболочку порочного, преступного человека сквозят нарисованные с любовью и го­рячей верой вечные черты несчастного брата. Созданные Достоевским в этом романе образы не умрут, не только по художественной силе изоб­ражения, но и как пример удивительного уме­ния находить "душу живую" под самой грубой, мрачной, обезображенной формой — и, раскрыв ее с состраданием и трепетом, показывать в ней то тихо тлеющую, то распространяющую яркий, примиряющий свет искру Божию». Кони считал, что «Преступление и на­казание» может способствовать выяснению сущ­ности преступления и наказания.
Знакомство Кони с Достоевским состоялось в 1874 г., когда Достоевский был привлечен к су­дебной ответственности за публикацию в редак­тируемой им газете «Гражданин» от 29 января 1873 г. без предварительного разрешения мини­стра императорского двора статьи князя В.П. Ме­щерского «Киргизские депутаты в С.-Петербур­ге». Когда приговор Достоевскому — 25 рублей штрафа и два дня ареста на гауптвахте — вошел в законную силу и был передан Кони как проку­рору окружного суда для исполнения, Кони ста­ло известно от дочери его друга В.Н. Куликовой о крайне тяжелом состоянии здоровья Достоев­ского. Кони просил передать Достоевскому, что приговор будет обращен к исполнению лишь тог­да, когда он сам найдет это удобным.
В феврале 1874 г. Кони получил от Достоев­ского письмо такого содержания: «Милостивый государь Анатолий Федорович. Позвольте мне от души поблагодарить Вас, во-первых, за отмену распоряжения о моем аресте и, во-вторых, за лестное для меня слово, написанное Вами обо мне в письме к многоуважаемой и добрейшей г-же Куликовой, с которою этот случай дал мне большое удовольствие ближе познакомиться.
Но Вам надо точнее знать о том, когда я буду в состоянии исполнить требуемое. В настоящее время я, кроме всего, езжу каждодневно лечить­ся сжатым воздухом, но полагаю, что к марту, может быть, и кончу лечение. А потому, если не станет это вразрез с Вашими соображениями, я, кажется совершенно (и во всяком случае) буду готов исполнить приговор в самых первых чис­лах марта.
Впрочем, если по каким-нибудь соображени­ям надо будет и ранее — то я, без сомнения, все­гда готов. И того слишком довольно, что я те­перь, на эти несколько дней, избавлен Вашими стараниями, за что еще раз позвольте отблаго­дарить Вас.
Примите уверение моего искреннего и глубо­кого уважения. Ваш покорный слуга Федор До­стоевский».
«За любезным письмом Достоевского, — вспоминал Кони, — последовало его посещение, отвечая на которое, я убедился воочию, в какой скромной и даже бедной обстановке жил, мыслил и творил один из величайших русских пи­сателей». Встречи ста­ли повторяться. В одном из писем Кони к Досто­евскому есть такие строчки: «...Глубокоуважае­мый Федор Михайлович <...> буду ждать Вас весь вечер — и сочту за особую честь посещение человека, которому так много обязан я в своем нравственном развитии».
В 1874 г. Достоевский просил Кони содейство­вать посещению арестантского отделения для малолетних в Тюремном замке. По просьбе Достоевского Кони в 1875 г. организовал его поездку в колонию для малолет­них преступников на Охте. 26 декабря 1875 г. Кони пишет Достоевскому записку: «Я говорил о Вашем желании посетить колонию малолетних преступников Председателю общества колонии сенатору Ковалевскому. Он приглашает Вас зав­тра, в 10 часов утра, заехать ко мне, — он при­едет тоже и, забрав нас, отвезет в колонию...». 27 декабря 1875 г. Досто­евский вместе с Кони и М.Е. Ковалевским це­лый день провели в колонии. Достоевский про­извел сильное впечатление на всех, кто участво­вал в этой встрече. Это посещение описано Достоевским в «Дневнике писателя» 1876 г., отразилось в рассказе «Мальчик у Христа на елке» и имело значение для работы над романом «Под­росток». В 1875 г. Кони, по всей вероятности, участвовал в снятии с Достоевско­го негласного надзора полиции. Достоевский присутствовал 31 марта 1878 г. на заседании суда по делу В.И. Засулич, на котором под председательством Кони ей был вынесен оправдательный приговор. В последний раз Кони виделся с Достоевским в Москве в июне 1880 г. на торжествах, посвященных открытию памятника А.С. Пушкину. Кони с восторгом выслушал блестящую речь Достоевского и запи­сал свои впечатления так: «На эстраде он [До­стоевский] вырос, гордо поднял голову, его гла­за на бледном от волнения лице заблистали, го­лос окреп и зазвучал с особой силой, а жест стал энергическим и повелительным <...>. Речь До­стоевского в чтении не производит и десятой доли того впечатления, которое она вызвала при произнесении».
Через несколько дней после смерти Достоев­ского Кони выступил 2 февраля 1881 г. на общем собрании юридического общества при Петербур­гском университете с докладом «Достоевский как криминалист», который он начал таким об­ращением: «Я не опасаюсь, что меня спросят: "Какое отношение может иметь Федор Михайло­вич Достоевский к собранию юристов?" — и не думаю, что слово мое будет сочтено неумест­ным... Слово о великом художнике, который умел властно и глубоко затрагивать затаенные и нередко подолгу молчаливые струны сердца, не может быть неуместным в среде деятелей, посвятивших себя изучению норм, отражающих на себе душевную потребность людей в справед­ливости и искание наилучшего ее осуществле­ния».
В феврале 1881 г. доклад Кони был опубли­кован в «Неделе», а в дальнейшем эта работа входила в книги Кони «За последние годы» (1893), «Очерки и воспоминания» (1906), «На жизненном пути» (1923). Это произведение Кони дополнялось и уточнялось и впоследствии по­лучило наименование «Федор Михайлович До­стоевский». В 1908 г. вы­шел в свет очерк Кони «Ф.М. Достоевский», а в 1922 г. — статья «Еще о Достоевском». «Улыбнувшись ему [Достоевскому] и даже вскружив ему голову блестящим успе­хом, — писал Кони в очерке "Ф.М. Достоевский" о выходе "Бедных людей", — судьба повела его затем тяжким и тернистым путем, сначала на Се­меновский плац, заставив пережить муки ожи­дания смертной казни, потом по долгой "Влади­мирке" в Сибирскую каторгу и оренбургские [се­мипалатинские] линейные батальоны... Ему было дано проникновенно затронуть роковые и противоположные вопросы тяжкого отсут­ствия уединения и насильственного одиноче­ства. Любовь к страждущим и сострадание к людям стали затем господствующей и несмолка­ющей нотой в его творчестве». Правда, необходимо отметить, что «Бесы» Кони прочел впервые уже после смерти Достоевского и, как свидетельствует письмо Кони А.Н. Пыпину от 31 января 1882 г., Кони ничего не понял в пророческом смысле романа и в образе Кармазинова.
Сохранилось три письма Кони к Достоевско­му за 1874–1875 гг. и два письма Кони к жене писателя А.Г. Достоевской.

Материалы по теме:

Кони А.Ф. Встречи с Ф.М. Достоевским (1921)