Карепина Варвара Михайловна

[5(17).12.1822, Москва — 21.1(2.2).1893, там же]

Старшая сестра Достоевского. В апреле 1840 г. вышла замуж за правителя кан­целярии Московского военного генерал-губерна­тора П.А. Карепина и овдовела в 1850 г. Дочь писателя Л.Ф. Достоевская вспоминает: «Но, конечно, самой несчастной была моя тетка Варвара. Она вышла замуж за довольно богатого человека, оставившего ей после смерти несколь­ко доходных домов в Москве. Эти дома приноси­ли ей хороший доход, ее дети были хорошо уст­роены и не испытывали ни в чем недостатка. Следовательно, она могла бы обеспечить себе все необходимые в ее возрасте удобства. Но, к сожале­нию, бедная женщина страдала отвратительной, безусловно патологической скупостью. С отчая­нием развязывала она шнурки своего кошелька; малейшие расходы делали ее несчастной. В кон­це концов она рассчитала прислугу, чтобы не платить ей. Она никогда не отапливала свою квартиру и всю зиму проводила в шубе; она не готовила, дважды в неделю покупала она немно­го хлеба и молока. Во всей округе много говори­ли об этой необъяснимой скупости. Уверяли, что у моей тетки Варвары много денег и, подобно всем скупцам, она хранит их у себя. Разговоры эти разбудили фантазию молодого крестьянина, служившего швейцаром у квартирантов моей тетки. Он сговорился с бродягой, блуждавшим в окрестности. Они проникли ночью к ней и уби­ли бедную помешанную. Это преступление, од­нако, было совершено спустя длительное время после смерти моего отца».
Все сказанное Л.Ф. Достоевской насчет ску­пости Карепиной основывается на заметке по поводу ее убийства «Жертва скупости», опубли­кованной 22 января 1893 г. в газете «Московский листок», № 22. Через несколько дней в № 28 «Московского листка» брат Карепиной А.М. До­стоевский счел своим долгом написать, что «В.М. Карепина, урожденная Достоевская, вый­дя замуж в очень молодых годах, осталась вдо­вою 28 лет от роду, с тремя детьми и почти без средств к жизни. Покойный муж ее, хотя и за­нимал очень выгодное место правителя канцеля­рии московского военного генерал-губернатора (при князе Голицыне) и был уважаем в Москве, но после смерти не оставил вдове своей ничего, кроме ничтожной пенсии (чуть ли не менее 200 руб­лей в год). Дом же, в котором ныне так траги­чески кончила жизнь свою г-жа Карепина, был ее приданым.
Обладая твердой силой воли и не женскою энергией, молодая вдова сумела не только вос­питать своих детей, но и устроить их, почти не обладая никакими средствами и из гордости не прибегая ни к чьей посторонней помощи. Про­ведя почти два десятка лет в постоянном сдер­живании и ограничивании себя, покойная при­выкла к расчетливости и даже, по-видимому, к скупости. Но расчетливость и даже кажущая­ся скупость допускались ею только относитель­но самой себя, ко всем же близким она была — вся доброта, вся щедрость. Так, во времени вдов­ства своей дочери она постоянно помогала ей и в последние годы даже содержала на свой счет как дочь, так и многочисленную семью ее. Мно­го и других добрых дел устраивала покойная, о чем, конечно, не буду распространяться те­перь, в виду еще теплой могилы ее. Все это не похоже на скупость предосудительную.
В заключение не лишним считаю присовоку­пить, что великий русский писатель и мысли­тель Ф.М. Достоевский был родным братом по­койной и, несмотря на ее расчетливость, очень любил и уважал ее, не только как сестру, но и как женщину редкого ума и твердого характера».
Сам же Достоевский писал 30–31 мая 1880 г. своей жене А.Г. Достоевской про сестру Варю: «Умная она и хорошая женщина», а 28 ноября 1880 г. — А.М. Достоевскому: «К 4-му декабря хочу написать сестре Варваре Михайловне. Я ее люблю; она славная сестра и чудесный человек». Биогра­фические факты юности Карепиной (она вынуж­дена была уехать в Москву из Дарового из-за плохих отношений с отцом) могли послужить источником для создания начала «Неточки Не­звановой» и описания детства и истории заму­жества Вареньки Доброселовой в «Бедных лю­дях»: «Прежде всего, описывая 14-15-летнюю девочку, Достоевский дал ей имя своей любимой сестры, бывшей на год моложе его и тесно свя­занной с ним и старшим братом Михаилом друж­бой и общими детскими переживаниями и воспо­минаниями <...>. Представляя себе жизнь детей Достоевских по воспоминаниям А.М. Достоев­ского, нетрудно узнать в записках Вареньки тот же характерный пейзаж, любимые места для прогулок и семейный быт Достоевских. Не слу­чайно Варенька Доброселова, единственная дочь своих родителей, изображает многодетную се­мью со старой няней Ульяной Фроловной, про­тотипом Алены Фроловны, няни Достоевских <...>. Поэтические описания пейзажей, окружа­ющих усадьбу, где живет Варенька, удивитель­но точно и близко передают реальный пейзаж Дарового, каким он был в детские годы Ф.М. До­стоевского и каким он изображен в мемуарах его брата <...>. Кате [Нечаевой], почти ровеснице Вареньки, и предстояло постоянное общение и, вероятно, сближение с ней [в доме Куманиных]».
В черновых запи­сях к «Подростку» Достоевский упоминает Ка­репину в качестве одного из прототипов Анны Андреевны. Сохра­нилось 7 писем Достоевского к Карепиной за 1840—1859 гг., а также два письма Карепиной к Достоевскому за 1878—1881 гг. (ИРЛИ. Ф. 100. № 29736).