Капустин Яков Семенович

[1797, То­больск — 1859, Томск]

Знакомый Достоевского по Омску, начальник отделения Главного управ­ления Западной Сибири, послужил прототипом чиновника И.И. Гвоздикова в «Записках из Мертвого дома». Вступил в службу копиистом в Тобольскую казенную палату 22 мая 1808 г. 14 мая 1815 г. Капустин назнача­ется столоначальником по экспедиции винных и соляных дел, 31 декабря 1818 г. — губернский секретарь, 31 декабря 1821 г. — коллежский сек­ретарь, 6 марта 1823 г. переводится бухгалтером во вновь создан­ное Главное управление Западной Сибири. 10 но­ября 1833 г. Капустин стал исправляющим долж­ность советника и начальника отделения Глав­ного управления Западной Сибири. К началу 1850-х гг., когда Главное управление Запасной Сибири уже в Омске, Капустин статский советник (с 31 декаб­ря 1847 г. — на­чальник III отделения в Главном управлении, отец многодетного семейства. «Дом Капустиных в Омске, — вспоминает современник, — пред­ставлял салон, в котором собиралась молодежь с высшим образованием, занимавшаяся литера­турой, живописью и пр. Все проезжавшие через Омск образованные люди — путешественники, ссыльные, обязательно вводились в этот салон».
12 сентября 1850 г. Капустин подписал реше­ние «Об исправлении здания омского городово­го острога»: «...В этом здании верхние венцы, на которых лежат переклады и потолок, совершен­но изгнили, заложены досками и поддержива­ются стойками, под окошками и в углах стена совершенно изгнила, чрез что может выпасть, да и, сверх того, в зимнее время стены совершенно промерзают насквозь, при топке печей и по боль­шому числу людей бывает сильная сырость от оттаивания стен и угар, крыша при дождях име­ет во многих местах течь <...> от тягости и вет­хости прогнулась». Этот документ подтверждает точность описания ка­торжного острога, данного Достоевским в пись­ме к брату: «Вообрази себе старое, ветхое, дере­вянное здание, которое давно уже положено сло­мать и которое уже не может служить. Летом духота нестерпимая, зимою холод невыносимый. Все полы прогнили, пол грязен на вершок, мож­но скользить и падать <...> затопят шестью поленами печку, тепла нет (в комнате лед едва от­таивал), а угар нестерпимый — и вот вся зима».
Капустины находились в дружеских и род­ственных отношениях со многими значитель­ными в Омске людьми. В 1859 г. Капустин был назначен управляющим Томской казенной па­латы. 23 октября 1859 г. Достоевский в письме из Твери в Семипалатинск А.И. Гейбовичу вспо­минал о том, как он после Семипалатинска заез­жал в Омск взять из корпуса П.А. Исаева: «По­знакомился через него [Ч.Ч. Валиханова] с хо­рошим семейством, с Капустиными (не знаете ли?), они теперь в Томске; люди простодушные и благородные, с хорошим сердцем. На случай если приведется быть в Томске (ну так, когда-нибудь), непременно познакомьтесь и обо мне им напомните. Мы познакомились хорошо; люди без всяких претензий...».