Каган (в замуж. Аронсон) Ольга Григорьевна

[1866, Петербург — ?]

Еврейка, родом из Пе­тербурга, дочь богатого купца, окончила панси­он для купеческих дочерей, жена директора бан­ка Я.Л. Аронсона. Ее дочь М.Я. Аронсон со слов ее внучки Э.X. Горфункель вспоминает: «Она [О.Г. Каган] с родителями в детстве летом ока­залась на даче в Старой Руссе, как раз в то вре­мя, когда там жил Ф.М. Достоевский. Ей было 13 лет. Внешне она не была типичной еврейкой: у нее были русые волосы, мягкие черты округ­лого лица, серые глаза.
Они снимали дачу на втором этаже. А на пер­вом этаже жил со своей семьей Ф.М. Достоев­ский, который, как известно, писал тогда "Бра­тьев Карамазовых".
Однажды он остановил Ольгу, спускавшую­ся вниз, и задал вопрос, который настолько по­тряс ее, что она запомнила его и всю эту сцену на всю жизнь.
В субботу по еврейской религии евреи не долж­ны и не имеют права не только работать, но во­обще ничего делать. И вот Достоевский задает следующий вопрос:

— В субботу у вас горят свечи?
— Да, конечно.
— А что вы станете делать, если от свечи за­горится занавеска?
— Позову какого-нибудь русского, чтобы он погасил.
— А если никого не окажется рядом, загорит­ся дом, что вы тогда станете делать?

Бабушка не нашлась, что ответить, но заду­малась. И, вероятно, надолго, раз рассказывала об этом моей матери. Как видите, вопрос не про­стой. Что победит: здравый смысл или вера пред­ков?
Мать моя тоже этого не забыла <...>. От нее я этот рассказ и слышала».