Гурович С.Е.

Студент Петербургской медико-хирургической академии, вероятно, встре­чавшийся с Достоевским в 1879 г. 12 мая 1879 г. Гурович сообщил Достоевскому о желании жи­вущей в России француженки перевести неко­торые крупные произведения его на француз­ский язык: «...Но предпринять этот тяжелый труд, не заручившись предварительно вашим позволением и согласием на это — для нее, жен­щины больной и трудящейся, — дело рискован­ное. На мою долю поэтому выпало лестное для меня поручение товарищей — обратиться к вам с убедительнейшей просьбой дать свое согласие. При этом было бы очень желательно, если бы вы сами указали, какое сочинение желали бы вы видеть переведенным прежде всего — это, бесспорно, имеет значение как начало».
Из второго письма Гуровича от 31 мая 1879 г. видно, что Достоевский ответил согласием на просьбу студентов (письмо Достоевского не со­хранилось): «Мы все вам очень благодарны за позволение переводить ваши сочинения на фран­цузский язык. Особа, о которой я вам писал в своем прошлом письме, уже приступила к пере­воду "Преступления и наказания", следуя ваше­му совету, и, судя по началу, могу почти с уве­ренностью сказать, что дело пойдет на лад, если только вы дадите исключительное право <...>. Но так как вы пишите, уважаемый Федор Ми­хайлович, что вы дадите исключительное право лишь с известными условиями, то мы хотели бы знать их. Если это желание лично пересмотреть перевод, сделать всевозможные выноски, приме­чания, то переводчица заранее безусловно со­гласна; если же тут какие-нибудь другие усло­вия, то покорнейше просим вас еще раз сообщить их мне. На то же, что вы пишите, что уже много раз просили позволения переводить и ни разу не перевели, я могу лишь сказать вам, что это не­применимо в данном случае, потому что перевод­чица серьезно желает перевести ваши сочине­ния. Вы в этом сами убедитесь, когда, будучи в Петербурге, познакомитесь лично с переводчи­цей. Если вы пожелаете, прежде чем дать реши­тельный ответ, прочесть часть перевода, то я вам вышлю первую главу из "Преступления и нака­зания". Если вы не желаете дать исключитель­ное право перевода на все сочинения разом, то это необходимо, по крайней мере, для "Преступ­ления и наказания".
«Примите горячую благодарность от перевод­чицы и от меня за исключительное право, дан­ное вами на перевод "Преступления и наказа­ния", — писал Гурович 2 июля 1879 г. (письмо Достоевского не сохранилось). — В настоящее время, как сообщает мне переводчица, она окан­чивает перевод третьей главы <...>. Она просит вас сделать одолжение сообщить ей или мне о своем возвращении из Эмса в Петербург, и тогда можно будет или мне самому занесть, или по го­родской почте послать все, что до тех пор пере­ведено и переписано. По нашим расчетам, пер­вые главы романа будут напечатаны не раньше ноября...».