Голицын Александр Фёдорович

[1796 — 12(24).11.1864, Петербург]

Князь, состоял при III отделении, статс-секретарь по принятию прошений, председатель учрежденной по делу петрашевцев 26 апреля 1849 г. вспомогательной «Особенной комиссии для разбора всех бумаг арестованных лиц», который встречался с арестованным Достоевским, так как в 1874 г. в дневнике лечения в Эмсе Достоевский запишет: «Ночью кошмарные сны (Голицын, брат, Аня)». Впоследствии Голицын был председателем комиссии по делу Н.Г. Чернышевского. П.В. Долгоруков писал, хотя и явно тенденциозно, в «Петербургских очерках» о Голицыне: «Когда в 1831 г. умер Константин Павлович, Голицын недолго оставался без места; он получил одну из важнейших должностей в империи: звание статс-секретаря по принятию прошений. В правлении самодержавном, в стране безурядицы и бесправия, в стране, где против насилия свыше не существует иных средств к защите, как страх или подкуп там, где страху нет места, — в таком государстве звание статс-секретаря по принятию прошений облечено огромным влиянием <...>. Вот уже тридцать лет, как Голицын занимает это важнейшее место — и его единственными помышлениями всегда были — удержаться на этом месте и получать как можно более наград! Он добровольно превратился в какого-то постоянно обязанного служителя главных начальников III отделения: угождал Бенкендорфу, угождал Орлову, угождал Дубельту и ныне угождает В.А. Долгорукому <...>. Всякий раз в течение этих 30 лет, как Николай I, Александр II или тайная полиция хотела придать какому-нибудь делу ход беззаконный, хотели произвести какое-нибудь следствие не на основании порядка, законом предписанного, всякий раз беззаконное исполнение прихоти их возлагалось именно на того самого сановника, который поставлен в России на охранение справедливости и на стражу закона: возлагалось на статс-секретаря, состоящего по принятию прошений на высочайшее имя приносимых. Для него губить людей — составляет всякого рода наслаждение: сколько юношей лишились всей своей будущности, сколько семейств предано на жертву страдания для того, чтобы статский советник 1831 года был в 1864 г. действительным тайным советником, членом Государственного совета и андреевским кавалером!».