Гаевский Виктор Павлович

[22.1(3.2).1826, Петербург — 2(14).3.1888, там же]

Критик, историк литературы. Учился в 4-й петербургской (Ларинской) гимназии (1836-1840), откуда был переведен в Александровский лицей (окончил в 1845 г.). Службу начал в 1846 г. в Министерстве финансов, в том же году продолжил ее в Министерстве народного просвещения. В конце 1840-х — начале 1850-х гг. близко сходится с кругом «Современника», «Отечественных записок», «Библиотеки для чтения». Статьи Гаевского выделялись высокой историко-литературной культурой: «Библиографические заметки о сочинениях Пушкина и Дельвига», «Дельвиг», «Празднование лицейских годовщин в пушкинское время». В 1859 г. Гаевский участвовал в учреждении Общества для пособия нуждающимся литераторам и ученым (Литературного фонда) и на этой почве познакомился с Достоевским. Особенно часто общался Гаевский с Достоевским в 1863–1864 гг., когда Достоевский был избран секретарем Литературного фонда вместо Гаевского (например, 12 февраля 1863 г. Достоевский принимает дела от Гаевского на 76-м заседании комитета Литературного фонда). В записях личного и издательского характера за 1864–1865 гг. есть строки: «Завтра быть <...> у Гаевского...» 11 июня 1873 г. Гаевский выступает защитником Достоевского в деле о нарушении им как редактором «Гражданина» цензурного устава за публикацию заметки «Киргизские депутаты в С.-Петербурге» со словами императора без разрешения министра двора и указывает на неправильность возбуждения дела цензурным комитетом. В 1873–1874 гг. Достоевский и Гаевский участвовали в издании сборника «Складчина» в пользу голодающих Самарской губернии. 16 ноября 1878 г. жена писателя А.Г. Достоевская сообщает его младшему брату А.М. Достоевскому, что в связи с делом по наследству А.Ф. Куманиной «сегодня Федор Михайлович был у другой здешней знаменитости, Гаевского, юрисконсульта Государственного банка. Хоть Гаевский и очень хорош с Федором Михайловичем, но не взялся вести дело, так как кончает свою карьеру. Он рекомендовал Федору Михайловичу очень добросовестного адвоката Вильгельма Осиповича Люстига и, кроме того, обещал вместе с Люстигом просмотреть наше дело и дать нужные советы». В конце 1870-х — начале 1880-х гг. Гаевский делает много для организации литературных чтений с участием Достоевского в пользу Общества для пособия нуждающимся литераторам и ученым. В записях Достоевского за 1878 г. есть строки: «Сделать дела: у Гаевского» и за 1880г.: «К Гаевскому». Встречались Достоевский и Гаевский в 1880 г. в Москве на Пушкинском празднике. Известны 5 писем Достоевского к Гаевскому за 1877–1880 гг. и 8 писем Гаевского к Достоевскому за 1864–1880 г. (РГБ. Ф. 93. II. 2. 60 и ИРЛИ. Ф. 100. № 29670. CCIб.3). Хотя Достоевский и Гаевский никогда не были близки внутренне, Гаевский всю жизнь испытывал благовейное отношение к Достоевскому, что и сказалось на речи, которую Гаевский произнес в память Достоевского 2 февраля 1881 г. на годовом собрании членов Литературного фонда в качестве его председателя: «Ф.М. Достоевский с первых шагов своего литературного поприща заслужил громкую известность, которая, возрастая в течение всей его литературной деятельности, перешла в такие овации, которых еще не удостаивался ни один русский писатель. Тайна этого небывалого еще у нас общественного сочувствия лежит в свойстве таланта покойного. Можно спорить о достоинствах его произведений, но нельзя не признать, что все они проникнуты истинно христианской любовью к бедному человеку. Эта живая струя проходила через всю литературную деятельность Достоевского. Плачущие и нищие духом находили в нем утешение и опору, униженные и оскорбленные — защитника и друга, умевшего прозревать в них сокровища человеческого духа, бедные и несчастные — участника в их страданиях и горе. В этом свойстве таланта и заключается тайна общественного сочувствия к Достоевскому; это же свойство, это направление крепко связывало его и с Литературным фондом, задачам и деятельности которого он постоянно и глубоко сочувствовал. Федор Михайлович принадлежал к старейшим членам нашего общества; но его имени нет и не могло быть в числе его учредителей. Всем памятно, что литературная деятельность Достоевского в самом ее начале была прервана продолжительною ссылкою, из которой он возвратился только в 1860 году, а между тем в его отсутствие учредился Литературный фонд, устав которого учрежден в 1859 году. По возвращении в Петербург Достоевский немедленно поступил в члены общества и до конца жизни принимал в нем близкое участие. В 1863 г. он был выбран в члены комитета и даже некоторое время был секретарем общества, в котором тогда председательствовал князь Г.А. Щербатов. Вспомним с благодарностью, что, независимо от нравственного влияния, Достоевский значительно содействовал увеличению средств фонда постоянным участием в чтениях, посетители которых знают, какой притягательной силой было это участие. Даже еще в самое недавнее время он участвовал в трех наших чтениях, и наиболее содействовал увеличению "пушкинского капитала...". Было бы весьма желательно сохранить навсегда в нашем обществе имя Достоевского, соединив с его памятью какое-нибудь доброе дело. Уже получено несколько пожертвований в Литературный фонд «в память Достоевского», и с этой же целью составляются подписки. Благой пример, конечно, не останется без подражания. Полученные пока еще небольшие деньги будут переданы новому составу комитета, которому предстоит начать деятельность добрым делом в память Достоевского».