Федоров Никифор Емельянович

[1797 — не ранее 1880]

Камердинер А.С. Пушкина в 1831–1833 гг. Федоров участвовал в Пушкин­ском празднике в Москве в начале июня 1880 г. Тогда же Н.А. Лейкин записал с его слов и опубли­ковал отрывок из его воспоминаний об А.С. Пуш­кине: Лейкин Н.А. Из Москвы // Петерб. газ. 1880. 8 июня. № 111. Перепеч. в кн.: Цявловский М.А. Книга воспоминаний о Пушкине. М., 1931. С. 283-289. Описывая прием депутаций в Московской городской думе, И.Ф. Василевский отметил, что возле детей А.С. Пушкина «помес­тилась личность, обратившая на себя общее вни­мание. Это был камердинер поэта, прежний кре­постной, худой и желтый как мумия старичок, очень бойко отвечавший, однако, на все вопро­сы и чрезвычайно живо интересовавшийся всем и всеми. В передней депутаты и гости ему пожи­мали руки, а в зале его посадили рядом с пуш­кинскою семьею. Старик, невзирая на свои 80 с лишком лет, сохранил свежую память и то слу­шал других, щурясь и наклоняя на сторону свою плешивую голову, то рассказывал отдельные эпизоды из жизни ‘"незабвенного Александра Сергеевича"». С Федоровым разговаривал Достоевский на открытии памятника А.С. Пушкину в Москве, как вспо­минает писатель Н.А. Шамин: «...Достоевский был окружен многочисленной толпой учащейся молодежи. Наружность его запечатлелась в моей памяти: среднего роста, коренастый, несколько сутуловатый, с отпечатком на желтом лице — человека, измученного тяжкой неволей. Он был с открытой головой (без шляпы). На голове и бороде — русые с лысиной волосы с едва замет­ною проседью.
Он держал под руку 85-летнего старика, быв­шего слугу семьи Пушкиных. Как рассказыва­ют, Достоевский спросил старца, находит ли он сходство изображенного на памятнике Пушки­на с живым Пушкиным. Тот ответил: «Похож, очень похож, только Александр Сергеевич был много ростом пониже»...».