Евдокимов Герасим

[1817 — ?)

Арестант Ом­ского острога, присланный туда 14 июля 1847 г. из Сибирского линейного батальона № 5 на 6 лет «за четвертый побег, утрату госпитальных ве­щей, кражу лошадей и в ложно принятом на себя смертоубийстве» и наказан «через 500 человек три раза шпицрутенами», а 1 ноября 1850 г. «за драку с арестантом Василием Лопатиным» при­говорен «розгами 100 ударов».
В «Записках из Мертвого дома» Достоевский называет Евдокимова «Гаврилкой»: «Один аре­стант в драке пырнул другого шилом в грудь, почти под самое сердце. Арестант, совершивший преступление, назывался Ломов; получившего рану звали у нас Гаврилкой; он был из закоре­нелых бродяг. Не помню, было ли у него другое прозвание; звали его у нас всегда Гаврилкой <...>.
Гаврилку все любили за веселый и складной характер. Хотя Ломовы и знали, что он преступ­ник, и они за его дело пришли, но с ним не ссори­лись; никогда, впрочем, и не сходились; да и он не обращал на них никакого внимания. И вдруг вышла ссора у него с дядей Ломовым за одну про­тивнейшую девку. Гаврилка стал хвалиться ее благосклонностью; мужик стал ревновать и в один прекрасный полдень пырнул его шилом <...>.
Конечно, если б Ломов хоть немного дальше просунул шило, он убил бы Гаврилку. Но дело кончилось решительно только одной царапиной. Доложили майору. Я помню, как он прискакал, запыхавшись и, видимо, довольный. Он удиви­тельно ласково, точно с родным сыном, обошел­ся с Гаврилкой.

— Что, дружок, можешь в госпиталь так дой­ти али нет? Нет, уж лучше ему лошадь запречь. Запречь сейчас лошадь! — закричал он впопы­хах унтер-офицеру.
— Да я, ваше высокоблагородие, ничего не чувствую. Он только слегка поколол, ваше вы­сокоблагородие.
— Ты не знаешь, ты не знаешь, мой милый; вот увидишь... Место опасное; все от места зави­сит; под самое сердце угодил, разбойник!».

В ноябре 1854 г. Евдокимов отправлен в Сибирский линейный батальон №4.