Достоевская (Дитмар) Эмилия Федоровна (Каролина)

[17.12.1822, Ревель — 06(18).08.1879, Петербург]

Жена старшего брата писателя М.М. Достоевского с 1842 г., прибал­тийская немка из Ревеля. Достоевский познако­мился с ней в начале июля 1843 г., когда при­ехал в Ревель к брату. Отношения Достоевского с невесткой раз­вивались нормально до смерти брата в 1864 г., а затем и падения журнала «Эпоха», в результа­те чего разорилась семья Эмилии Федоровны. Она несправедливо считала виновным в этом До­стоевского, хотя тот, наоборот, принял на себя долги М.М. Достоевского и заботы о его семье. Отношения Достоевского с Эмилией Федоровной значительно ухудшились после женитьбы писате­ля в 1867 г. на А.Г. Сниткиной, что нашло отра­жение в «Дневнике 1867 года» А.Г. Достоевской и в ее «Воспоминаниях». Например, она пишет в своих «Воспоминаниях»: «Невестка его [До­стоевского], Эмилия Федоровна Достоевская, была добрая, но недалекая женщина. Видя, что после смерти ее мужа Федор Михайлович при­нял на себя заботы о ней и о ее семье, она сочла это его обязанностью и была очень поражена, узнав, что Федор Михайлович хочет жениться. Отсюда ее неприязненный тон ко мне, когда я была невестой. Но когда свадьба наша состоя­лась, Эмилия Федоровна примирилась с совер­шившимся фактом, и обращение ее со мной ста­ло любезнее, особенно, когда она увидела, что я так внимательна к ее детям. Бывая у нас почти ежедневно и считая себя отличной хозяйкой, она постоянно давала мне советы по хозяйству. Воз­можно, что это происходило от доброты душев­ной и желания принести мне пользу, но так ее наставления делались всегда при Федоре Михай­ловиче, то мне было не совсем приятно, что в глазах его так настойчиво выставлялись моя нехозяйственность и небережливость. Но еще не­приятнее для меня было то, что она постоянно ставила мне в пример во всем первую жену Фе­дора Михайловича, что было довольно бестакт­но с ее стороны». А.Г. Достоевская была недовольна денеж­ными обязательствами, принятыми на себя До­стоевским по отношению к детям Эмилии Федо­ровны. В заграничном дневнике А.Г. Достоев­ской есть запись: «Бедный Федя, как мне его жаль, ведь навязалась же эта проклятая обуза ему на шею, мало ему своей, так нужно еще кор­мить разных чужих щенят».
После возвращения Достоевского из-за грани­цы в 1871 г. между ним и Эмилией Федоровной были лишь редкие встречи и 13(25) августа 1879 г. Достоевский пишет из Бад-Эмса А.Г. Достоев­ской, узнав о смерти Эмилии Федоровны: «Из­вестие о бедной Эмилии Федоровны очень меня опечалило. Правда, оно шло к тому, с ее болез­нью нельзя было долго жить. Но у меня, с ее смертью, кончилось как бы всё, что еще остава­лось на земле, для меня, от памяти брата. Остал­ся один Федя, Федор Михайлович, которого я нянчил на руках. Остальные дети брата вырос­ли как-то не при мне. Напиши Феде о моем глу­боком сожалении, я же не знаю, куда писать ему <...>. Я не думаю, чтоб я был очень перед ней ви­новат: когда можно было, я помогал и перестал помогать постоянно, когда уже были ближай­шие ей помощники, сын и зять. В год же смерти брата я убил на их дело, не рассуждая и не сожа­лея, не только все мои 10000, но и пожертвовал даже моими силами, именем литературным, ко­торое отдал на позор с провалившимся издани­ем, работал как вол, даже брат покойный не мог бы упрекнуть меня с того света».