Быков Петр Васильевич

[20.10(1.11).1844, Севастополь — ок. 22.10.1930, г. Пушкин, под Ленинградом]

Поэт, прозаик, историк литературы, библиограф. После окончания Екатеринославской гимназии (1860), учился в Харьковском университете (окончил в 1864 г.), в 1868 г. вольнослушатель Петровской земледельческой академии в Москве, до августа 1878 г. (переезд в Петербург) жил в Харькове и Екатеринославле. Все это заставило М.Д. Эльзона засомневаться во встречах Достоевского с Быковым в 1861 г. в редакции «Времени», о чем Быков пишет в своих воспоминаниях «Силуэты далекого прошлого»: «...Однажды я с замиранием сердца шел в редакцию только что возникшего в тот (1861) год толстого ежемесячника "Время" братьев Достоевских <...>. И, наконец, я увидел его [Достоевского]. Немного выше среднего роста, он смотрел старше своих сорока лет, шел сгорбившись и слегка вперевалку. Порою казалось, будто он хочет налететь на кого-то и, точно спохватившись, замедляет шаги. Глаза его быстро перебегали от одного лица к другому. Толстая мрачная складка легла у него между бровей, густых, взъерошенных; губы как-то нервно подергивались. Бегающие глаза его остановились вдруг на мне. Я с большим трудом мог выносить его испытующий, можно сказать, пронизывающий насквозь, взгляд, от которого становилось неловко, даже как будто жутко.
— Это что? — спросил меня отрывисто Достоевский. — Статья? Рассказ? Не надо... Не надо... Довольно... У нас все есть...
— Я принес на ваше усмотрение перевод... С французского, из Амедея Ашара, — выпалил я скороговоркой. — Рассказ недавно напечатан в "Фигаро".
— Находка! Зачем нам? Даром время потеряли, — ответил, пожимая плечами, Достоевский и круто отвернулся от меня.
В это время Разин, обещавший придти мне на подмогу, поймал писателя и что-то горячо стал ему доказывать. Достоевский вернулся ко мне, снова пронзил меня испытующим взглядом, взял рукопись из моих дрожащих рук, погладил меня по голове, к великому моему изумлению и конфузу, и бросил на ходу:
— Придите через два дня.
Я занес в малейших подробностях описание и впечатление этой первой встречи моей с знаменитым писателем в мой дневник. Через два дня я пришел за ответом и узнал, что Разин много говорил обо мне с Федором Михайловичем, который принял мой перевод, участливо стал расспрашивать о юге, о моей жизни в Петербурге и, наконец, дал мне рекомендательные письма к редактору еженедельного журнала "Русский мир" и к кому-то из членов редакции "Русского слова.
Знакомство мое с ним закреплялось все сильнее, и в один прекрасный день я попросил его продиктовать несколько данных из его жизни до и после каторги. Дав мне самые незначительные сведения о себе, он устно добавил:
— Я много страдал, страдаю и теперь от падучей, от самых близких ко мне и от неудовлетворенности жизнью... Когда-нибудь продиктую вам много интересного и поучительного... теперь не пришло еще время... Жду давности. Пусть немного уляжется в сердце... Обещаю вам исполнить ваше желание... Напомните только мне о моем обещании. У меня очень слабая память, и я рассеян. Так вы уж непременно напомните.
Однако не исключено, что Быков действительно приезжал в Петербург в 1861 г. и встречался в редакции «Времени» с Достоевским. Об этом свидетельствует тот факт, что слишком подробно и тщательно рисует Быков обстановку во «Времени» и сотрудников и авторов журнала, а также тот факт, что перевод рассказа Амедея Ашара «Мечтательница» все-таки появился во «Времени» , хотя и без имени переводчика (1861, № 8).
Быков рассказывает в своих воспоминаниях о «коротких беседах» с Достоевским после его возвращения в 1871 г. из-за границы, о встрече в Старой Руссе, о том, как Достоевский пришел в квартиру Быкова в 1877 г.: «...Он смотрел совсем стариком. Желтый, обрюзгший облик его не предвещал ничего хорошего...
— Наконец, — сказал Федор Михайлович, — я могу загладить мою вину перед вами: принес кое-что. Поговоримте... и остальное к этим отрывкам передам вам, как могу, как сумею. Запишите теперь или после. Дело ваше.
Он просидел у меня долго, рассказывал поспешно, с отступлениями, волнуясь при воспоминаниях о страданиях, перенесенных им в Сибири, и в столице, и в семейной жизни. Я едва успевал записывать. Он вдруг прервал меня:
— Это далеко еще не все, что я рассказал... Но когда-нибудь закончу... А сейчас прощайте. Заходите. Я ведь близко живу.
И, нежно простившись, поспешно ушел, наотрез отказавшись от моих проводов». В записях Достоевского за 1876–1877 гг. имеется строчка: «2 ноября — Быков». Известно два письма Достоевского к Быкову: от 15 апреля 1876 г. и 13 января 1877 г.

Материалы по теме:

Быков П.В. Памяти проникновенного сердцеведа (Из личных воспоминаний) (1921)