Бутков Яков Петрович

[1821 — 28.11(10.12).1856, Петербург]

Прозаик. Происходил из мещан Саратовской губернии, образования не получил. В 1845 г. в Петербурге вышла 1-я часть сборника рассказов и очерков Буткова «Петербургские вершины» (Ч. 2. СПб., 1846), сразу обратившая на себя внимание критики. Горячее участие в судьбе талантливого самоучки принял Достоевский, введя Буткова в круг литературной молодежи, с которой Бутков особенно сошелся осенью 1846 г. Врач С.Д. Яновский вспоминает: «К слову об особенно гуманных отношениях Федора Михайловича к Буткову, который даже между нами, далеко не богатыми людьми, отличался своею воистину поразительною бедностию, мне пришло на память одно обстоятельство. Однажды Федор Михайлович, сообразив, что он получит деньги из конторы "Отечественных записок" в такой-то день, задумал в этот именно день устроить обед в Hotel de France. Накануне все мы получили оповещение, а на другой день к трем часам были уже в сборе. Между тем пробило три и три с половиной часа, а за стол мы не садились, и даже закуска не появлялась. Само собою разумеется, мы обратились к Федору Михайловичу с вопросом, отчего не дают есть. На это Федор Михайлович как-то сконфуженно, а в то же время жалобно, ответил нам: "Ах, Боже мой, разве не видите, что Якова Петровича нет", — и, схватив шляпу, побежал на улицу. Александр Петрович Милюков при этой сцене что-то сострил очень мило и весело, вечно серьезненький В.Н. Майков и А.Н. Плещеев пробормотали что-то вроде того, что хоть бы закуску подавали. Наконец в дверях явились Федор Михайлович и Бутков; первый был очень взволнован, а второй, пожимая своими широкими плечами, все повторял: "Да вот пойди ты с ним и толкуй, говорит одно, что книжка журнала не вышла, да и баста". — "Ну, да вы попросили бы хоть половину, понимаете ли, ну, хоть чуточку бы; а то как же теперь быть? А я пообещал еще двоим заплатить за них; ну вот вы и попросили бы хоть красненькую; а то как же теперь?.." Когда же мы пристали к Федору Михайловичу, чтоб он нам объяснил: почему мы не обедаем и тогда, как Яков Петрович обретается среди нас, то Федор Михайлович рассказал нам, в чем дело, а мы, узнав причину, приказали подавать обед. Дело же заключалось в том, что в конторе "Отечественных записок", по случаю запоздания выходом журнала, в котором был помещен рассказ Федора Михайловича, денег Буткову, явившегося с запиской от автора, не дали. Этот обед прошел как-то особенно весело <...>. Федор Михайлович, воспользовавшись случаем с Яковым Петровичем, сказал такую речь об эксплуатации литературного труда <...>, что все мы поголовно были в восторге...».
Черты Буткова отразились в «Двойнике», он же, вероятно, послужил прототипом Васи Шумкова в «Слабом сердце». Получив от М.М. Достоевского известие о смерти Буткова, который был тяжело болен и умер от чахотки, Достоевский писал брату 9 марта 1857 г. из Семипалатинска: «Друг мой, как мне жаль бедного Буткова! И так умереть! Да что же вы-то глядели, что дали ему умереть в больнице! Как это грустно!».