Благосветлов Григорий Евлампиевич

[1(13).8.1824, Ставрополь — 7(19).11.1880, Петербург]

Журналист, публицист. Учился в Камышинском (с 1834), затем в Саратовском (1836−1840) духовных училищах. В 1840−1844 гг. учился в Саратовской духовной семинарии, в 1845 г. поступил в Петербурге в Медико-хирургическую академию, откуда перешел на юридический факультет Петербургского университета. После окончания университета (1851) преподавал русскую словесность в военно-учебных заведениях, с 1866 по 1880 г. редактор-издатель журнала «Дело». Знакомство Достоевского с Благосветловым относится к 1864 г., так как именно к этому году относится дата просроченного векселя Достоевского к Благосветлову. После встречи с Достоевским Благосветлов пишет ему 23 августа 1864 г.: «Посылаю эту малую толику для той бедной матери, о которой говорилось между нами лично. Если она не поправит самого положения, то есть надежда собрать побольше и помочь ей существенней». 26 октября 1864 г. Благосветлов сообщает Достоевскому: «Если Вас не особенно стеснит моя просьба, то удовлетворите ее и выдайте подателю этого письма 100 р., которые означены в прилагаемой здесь расписке. В уплате денег потрудитесь расписаться на другой стороне Вашей расписки. Вы очень обяжете меня, потому что нужда в презренном металле великая».

Однако постепенно отношения Достоевского и Благосветлова фактически прекращаются или принимают сугубо официальный характер, так как для Достоевского — монархиста и христианина — был совершенно неприемлем либерально-западнический образ мыслей Благосветлова. В записной книжке Достоевского 1876−1877 гг. Благосветлов причисляется к «торгующим либерализмом». Отрицательное отношение Достоевского к Благосветлову усугубила и публикация в «Деле» написанного С.С. Шашковым некролога А.П. Щапова, в котором Достоевского, как он сообщал в «Дневнике писателя» в 1876 г., возмутили некоторые суждения о его покойном брате М.М. Достоевском. В своих воспоминаниях М.А. Александров рассказывал, как он, желая  занять освободившееся в октябре 1880 г. место метранпажа журнала «Дело», обратился за рекомендацией к Достоевскому: «Когда я объяснил Федору Михайловичу причину моего к нему визита, то оказалось, что он сильно антипатизировал тому литературному лагерю, к которому принадлежал Г.Е. Благосветлов <...>.
— Я ведь с ними <...> давно уже не знаюсь, — сказал Федор Михайлович, выслушав мою просьбу, — так что уж и не знаю, могу ли я быть вам в этом случае полезен-то <...>. Я напишу, если хотите, то что о вас знаю, ни к кому собственно не обращаясь.
Я согласился; тогда Федор Михайлович попросил Анну Григорьевну <...> писать под его диктовку.
— А я подпишу, — добавил он и стал диктовать свой отзыв обо мне, иногда поправляя продиктованное.
Отзыв этот, долженствовавший иметь значение рекомендации, вышел у Федора Михайловича, по обыкновению, оригинальным и потому весьма мало похожим на все подобного рода документы». Вот этот отзыв на имя Благосветлова от 20 октября 1880 г.: «Михаила Александровича Александрова, как метранпажа, знал в течение нескольких лет и был всегда как нельзя более доволен его усердием, аккуратностью и, смело могу сказать, талантливостью; к тому же Михаил Александрович сам литератор. Федор Достоевский». Ряд деталей в биографии Благосветлова Достоевский полемически, пародийно переосмыслил в биографии Ракитина в «Братьях Карамазовых»: тема литераторов, наживших себе литературой дома.