Билевич Николай Иванович

[21.11(3.12).1812, Курск — 1860, там же]

Преподаватель российской грамматики в пансионе Л.И. Чермака во второй половине 1835 — первой половине 1837 г., когда там учился Достоевский и его старший брат М.М. Достоевский. В 1830 г. Билевич окончил со званием кандидата Нежинскую гимназию высших наук, где его товарищами были Н.В. Гоголь, Е.П. Гребенка, Н.Я. Прокопович (знакомый потом во второй половине 1840-х гг. с Достоевским), Н.В. Кукольник. Через несколько лет в Москве Билевич присутствовал на чтении Н.В. Гоголем «Мертвых душ». Билевич поступил на юридический факультет Московского университета, однако вскоре нужда заставила его оставить учебу и искать место педагога. В качестве педагога Билевич приобретает известность, но литература влечет его по-прежнему: он пишет стихи, издает сборник «сатирических статей» «Картинная галерея светской жизни, или Нравы девятнадцатого столетия», в 1836 г. «Святочные вечера, или Рассказы моей тетушки», печатается в «Невском альманахе», в «Московском городском листке». Г.А. Федоров высказал предположение, что младший брат писателя А.М. Достоевский имеет ввиду Билевича, когда вспоминает: «Замечу лишь то, что в последние годы, т.е. около 36-го года. братья с особенным воодушевлением рассказывали про своего учителя русского языка, он просто сделался их идолом, так как на каждом шагу был ими вспоминаем. Вероятно, это был учитель незаурядный, вроде нашего почтенного отца дьякона. Братья отзывались о нем не только как о хорошем учителе, но в некотором отношении как о джентльмене. Очень жаль, что я не помню теперь его фамилии, но в мое пребывание у Чермака учителя этого, кажется, уже не было и в высших классах».

В.С. Нечаева высказала весьма проблематичное предположение о связи личности Билевича с текстом романа «Подросток», точнее с образом Николая Семеновича в романе, которого Аркадий выбрал в качестве читателя и судьи написанных им автобиографических записок: «Я решился, наконец, спросить совета у одного человека. Рассмотрев кругом меня, я выбрал этого человека тщательно и критически. Это — Николай Семенович, бывший мой воспитатель в Москве, муж Марьи Ивановны. Не то чтобы я так нуждался в чьем-нибудь совете, но мне просто и неудержимо захотелось услышать мнение этого совершенно постороннего и даже несколько холодного эгоиста, но бесспорно умного человека. Я послал ему всю мою рукопись, прося совета, потому что я не показывал еще ее никому... Посланная рукопись прибыла ко мне обратно через две недели и при довольно длинном письме».