Бернардский Евстафий Ефимович

[1819, Новгородская губ. — 1889]

Гравер. Был вольнослушателем Академии художеств (с 1838 г.), создатель гравюр на дереве с рисунков А.А. Агина к «Мертвым душам» Н.В. Гоголя (1846−1847), занимался у К.К. Клодта, в 1843 г. получил звание учителя рисования в гимназии. По всей вероятности, встречался с Достоевским во второй половине 1840-х гг., во всяком случае Достоевский писал брату 26 ноября 1846 г.: «...Бернадский говорит, что не прочь начать со мной переговоры в феврале месяце и дать мне известную толику денег на право издать в иллюстрации. До того времени он возится с "Мертвыми душами"...». В фельетоне «Петербургская летопись» (1 июня 1847 г.) Достоевский писал: «...Прекрасное предприятие господ Бернардского и Агина: — иллюстрация "Мертвых душ" — приближается к концу, и нельзя достаточно нахвалиться добросовестностию обоих художников. Некоторые из политипажей окончены превосходно, так что лучшего трудно желать». В начале февраля 1848 г. Бернардский гравирует рисунки П.А. Федотова к «Ползункову» для «Иллюстрированного альманаха». В 1845−1849 гг. Бернардский примыкал к петрашевцам.

28 сентября 1864 г. Достоевский встречается с Бернардским на похоронах Ап.А. Григорьева. П.Д. Боборыкин вспоминал: «На похороны <...> самые бедные и бездомные, явились его приятели Достоевский, Аверкиев, Страхов, Вс. Крестовский, композитор Серов <...> и несколько его сожителей из долгового отделения. Между ними выделялся своей курьезной фигурой Лев Камбек <...> и художник Бернардский <...>. Эти выходцы из царства теней придавали похоронам Григорьева что-то и курьезное и очень, очень печальное. По дороге с Митрофаньевского кладбища мы зашли в какую-то кухмистерскую, и там состоялся обед со спичами. Говорили его приятели, говорили и "узники" дома Тарасова...»

Ксилографии Бернардского замечательны пластичностью, насыщенностью черного тона, органической связью с печатной страницей.