Бем Кароль (Карл)

Поляк, арестант, Омского острога, доставленный туда 3 июля 1850 г. и приговоренный на два года каторжных работ. В «Записках из Мертвого дома» Достоевский пишет о Беме: «Б—м, человек уже пожилой, производил на всех нас прескверное впечатление. Не знаю, как он попал в разряд таких преступников, да и сам он отрицал это. Это была грубая, мелкомещанская душа, с привычками и правилами лавочника, разбогатевшего на обсчитанные копейки. Он был безо всякого образования и не интересовался ничем, кроме своего ремесла. Он был маляр, но маляр из ряду вон, маляр великолепный. Скоро начальство узнало о его способностях, и весь город стал требовать Б—ма для малеванья стен и потолков. В два года он расписал почти все казенные квартиры. Владетели квартир платили ему от себя, и жил он таки небедно. Но всего лучше было то, что на работу с ним стали посылать и других его товарищей. <…> Наш плац-майор, занимавший тоже казённый дом, в свою очередь потребовал Б—ма и велел расписать ему все стены и потолки. Тут уж Б—м постарался: у генерал-губернатора не было так расписано...»

Каторжник Ш.Токаржевский вспоминает, что для арестантского спектакля «маляр Бем, из Варшавы, Иосиф Богуславский и я обещались нарисовать занавес, и, как только арестанты окончили сшивание полотна, достаточного для занавеса, мы охотно взялись за кисти и краски». Данные о Беме находим в «Воспоминаниях» И. Богуславского: «В июле этого же года [1850] наши ряды пополнились четырьмя новыми товарищами; это были Юзеф Анчиковский, Кароль Бэм, Людвиг Корчиньский и Ян Мусялович. Первые два были приговорены на 2, остальные — на 4 года каторжных работ <...>. Из вновь прибывших только Кароль Бэм имел ремесло, ибо был комнатным маляром№ остальные трое, как и мы все, зачислены были в разряд "чернорабочих". Бэм сразу же взялся за работу. Его работе поражались все, и все хотели, чтобы квартиры их были отделаны им. И в числе первых такое желание заявил сам Вася [В.Г. Кривцов]. Меня он выучил, как помощника, разводить краски, и я, хотя со страхом, начал ходить в дом Васи на работу. Длилось это достаточно долго, и потому Вася имел возможность познакомиться с нами поближе. Вскоре стал иметь о нас лучшее представление. Был невероятно доволен продвижением вперед и качеством работы. Льстило ему, что никто больше не будет иметь таких прекрасных комнат. Мы вели себя с ним все же очень осторожно, стараясь, однако, получить какую-либо выгоду из хорошего к нам расположения».

В алфавите Варшавской следственной комиссии о Беме имеется следующая запись: «Житель гор. Кельце, комнатный живописец. В 1846 г. перешел в Краков, присоединился к тамошним бунтовщикам, назначен начальником косинеров, вместе с ними перешел в Пруссию, где арестован, возвращен в Краков, а оттуда передан в Королевство Польское. Предать его суду. 4(16) мая 1847 г.»

Фамилия Бема упомянутав подготовительных материалах к «Братьям Карамазовым»: «Зачем же вы подкупали Бема тремя тысячами?».