Барро

Акушерка в Женеве, принимавшая у жены писателя А.Г. Достоевской в 1868 г. роды дочери С.Ф. Достоевской. 26 ноября 1867 г. А.Г. Достоевская записывает в своем заграничном дневнике: «...M-me B уже вошла и застала меня в дезабилье. Мы сидели с ней и довольно долго разговаривали. Федя тут же вступился и спросил ее под конец, как она думает, мальчик или девочка, она отвечала, что того решить теперь нельзя, но кого бы он хотел; тот отвечал, что он будет счастлив, кто бы у него ни родился. Когда мы спросили ее о цене, то она отвечала, что об этом после, мы с нею условились, что я ей дам знать, и что, кроме того, она и сама будет ко мне заходить...»
Более подробно А.Г. Достоевская пишет о Барро в своих воспоминаниях: «Приехав в Женеву, Федор Михайлович, при первой получке денег, настоял на визите к лучшему акушеру и просил его рекомендовать sage-femme (акушерку - фр.), которая взяла бы меня под свое наблюдение и каждую неделю меня навещала. За месяц до родов выяснился факт, очень меня тронувший и показавший мне, до каких мелочей простираются сердечные заботы обо мне моего мужа. При одном из посещений m-me Barraud (sage-femme) спросила, кто из наших знакомых живет на одною с нею улице, так как она часто встречает там моего мужа. Я удивилась, но подумала, что она ошиблась. Стала допрашивать мужа: он сначала отнекивался, но потом рассказал: m-me Barraud жила на одной из многочисленных улиц, поднимающихся в гору от rue Basses, главной торговой артерии Женевы. Улицы эти недоступны, по своей крутизне, для экипажей и очень похожи одна на другую. И вот Федор Михайлович, предполагая, что помощь этой дамы может понадобиться для меня внезапно и, возможно, что ночью, и не надеясь на свою зрительную память, положил целью своих прогулок эту улицу и каждый день, после читальни, проходил мимо дома m-me Barraud и, пройдя пять-шесть домов далее, возвращался обратно <...>. К утру боли усилились, и около семи часов я решилась разбудить Федора Михайловича. Проснулся он значительно окрепший <...> мигом оделся и побежал к m-me Barraud <...>. Барыню разбудили и через час муж привез ее. Мне пришлось выслушать от нее выговор за многое, что я по незнанию сделала <...>. В обещанный час m-me Barraud не приехала, и муж вновь пошел за нею <...>. Дав мне некоторые советы, она ушла обедать <...>. Федор Михайлович мучился, на меня глядя. Дальше девяти часов он вынести не мог, отправился за m-me Barraud к ее друзьям <...>. M-me Barraud была, видимо, недовольна, что ее оторвали от интересной игры <...>. Чтобы ее утешить, Федор Михайлович устроил для нее отличный ужин <...> наконец, около пяти часов ночи на 22 февраля (нашего стиля) муки мои прекратились, и родилась наша Соня <...>. M-me Barraud обрядила ребенка, поздравила нас с рождением дочери и поднесла ее нам в виде большого белого пакета <...>. Федор Михайлович в порыве радости обнял m-me Barraud <...>. Акушерка сказала мне, что за всю свою многолетнюю практику ей не приходилось видеть отца новорожденной в таком волнении и расстройстве...»