Анненков Иван Александрович

[5(17).3.1802, Москва — 27.1(8.2).1878, Нижний Новгород]

Декабрист, знакомый Достоевского. Был студентом Московского университета, но курса не кончил, а поступил в военную службу юнкером в Кавалергардский полк. По свидетельству врача приюта общественного призрения в Тобольске Г.М. Мейера, Анненков познакомился с Достоевским в Тобольске в январе 1850 г., когда «приехавшие [петрашевцы] были заключены в остроге, в очень низкое и тесное помещение со спертым воздухом, словом, весьма плохо. Но в них приняла участие публика, особенно декабристы, жившие в Тобольске: Анненков, Муравьев, Свистунов, два Пушкина, посылали им белье и т.п. Особенный интерес возбуждал Достоевский, о котором тогда говорили уже как о знаменитом авторе повести "Бедные люди"».

С тех пор дружба с Анненковым, его женой П.Е. Анненковой и их дочерью О.И. Ивановой была одной из самых светлых сторон в жизни Достоевского. Анненков — член декабристского Северного общества, был присужден к двадцати годам каторги. По истечении срока каторги жил сначала на поселении в Иркутском округе, а затем в Тобольской губернии, где с 1841 г. служил в губернском правлении. В письме к П.Е. Анненковой из Семипалатинска от 18 октября 1855 г. Достоевский писал: «...Я всегда буду помнить, что с самого прибытия моего в Сибирь Вы и все превосходное семейство Ваше брали во мне и в товарищах моих по несчастью полное и искреннее участие <...>. Мое глубочайшее уважение, полное и искреннее, Вашему супругу...».

Семипалатинский друг писателя А.Е. Врангель свидетельствует о том, что «Ф.М. Достоевский благодаря заступничеству Анненковых был доставлен на каторгу в Омск в кибитке». Уезжая из ссылки в 1859 г., Достоевский был проездом в Нижнем Новгороде, где Анненков служил в это время советником. Достоевский хотел увидеться с Анненковым, ездил к нему, но тот был в отпуске.

В «Дневнике писателя» за 1876 г. Достоевский писал: «Из декабристов живы еще Иван Александрович Анненков, тот самый, первоначальную историю которого перековеркал покойный Александр Дюма-отец, в известном романе своем "Les Memoires d'un maitre d'armes" ["Записки учителя фехтования"]». Анненков превращен А. Дюма в «кающегося» заговорщика, не верившего в успех восстания, но принявшего в нем участие единственно ради того, чтобы его не признали трусом.

О.И. Иванова записала в своих «Воспоминаниях»: «Известно многим уже, какие люди были декабристы, с каким достоинством переносили свое положение, какую примерную, безупречную жизнь вели они сначала в каторжной работе, а потом на поселении, разбросанные по всей Сибири, и как они были любимы и уважаемы везде, куда бросала их судьба. Лично для меня они были незаменимы, я их потом везде искала, мне их недоставало в жизни, когда по выходе замуж я переехала в Россию. И это легко понять, когда вспомнишь, что декабристы за все время своего изгнания, даже во время поселения, когда тысячи верст их разделяли, составляли как бы одну семью, тесно связанную между собою общими интересами и самою святою нежною дружбою<...>. Они никогда не изменяли своим правилам, были искренни в своих убеждениях и поступках, и потому не допускали ни в чем обмана, лжи или лицемерия».