Андриевский Алексей Александрович

[28.02(16.03).1845, Киев. губ. — 9(22).7.1902, Киев]

Историк и педагог, встречавшийся с Достоевским в Старой Руссе в сентябре 1880 г. 13 февраля 1882 г. в тифлисской газете «Кавказ» Андриевский под псевд. Алексей Южный опубликовал мемуары бывшего каторжанина поляка А.К. Рожновского «Из воспоминаний о Ф.М. Достоевском», который рассказал их Андриевскому перед самой смертью в сентябре 1880 г. в Старой Руссе. «...К утру Рожновскому сделалось хуже, — вспоминает Андриевский, — что я мог заключить по судорожному сжатию мускулов на лице и прерывистому дыханию.

Рожновский сказал мне адреса родных, и я телеграфировал сестре его в Варшаву и еще некоторым лицам.

От утра целые сутки прошли без особенных перемен, но к вечеру следующего дня больной начал отходить. Часов около 11 он слабым голосом прошептал:

— Проститься с ним.

Я быстро набросил пальто и полетел к Достоевскому на квартиру. Там меня не приняли по случаю нездоровья Ф<едора> М<ихайловича> (я, впрочем, предполагаю, что по случаю позднего часа).

К утру Рожновского не стало.

В 10 часов я встретил Ф<едора> М<ихайловича> внизу бульвара у купален и передал ему все здесь рассказанное. Он был, видимо, поражен и взволнован.

— Отчего вы раньше меня не навестили? — спросил он.

Я сказал, что сначала Рожновский сам отказывался от свидания, а потом, когда захотел проститься, то прислуга не допустила меня к нему.

— Так, так! Пойдемте к нему, — проговорил Ф<едор> М<ихайлович>.

Мы пришли на квартиру к покойнику. Он уже был одет и обмыт, но лежал на кровати, вследствие малого помещения.

Ф<едор> М<ихайлович> встал на колени, долго смотрел на бледное изможденное лицо страдальца и заплакал...

Я вышел из комнаты.

Уходя, Ф<едор> М<ихайлович> сказал мне, что уезжает в Петербург и потому не может проводить тела при похоронах. Здесь же я спросил у него позволения напечатать слышанное от Рожновского.

— Можете, только после когда-нибудь, — отвечал он.

Теперь, я думаю, пора пришла. Хотелось мне напечатать эти воспоминания во время поминок, бывших в этом году по Ф<едору> М<ихайловичу>, но некоторые обстоятельства помешали мне это исполнить...»