Александра

Прислуга в доме Достоевского в первой половине 1870-х гг. В письме к своей жене А.Г. Достоевской в Старую Руссу из Петербурга от 14 июня 1873 г. Достоевский отмечал: «Александра, может быть, и порядочная, но манерничает», а в письме к А.Г. Достоевской из Петербурга от 10 июля 1873 г. Достоевский указывал: «Я уже не хожу обедать в трактиры, а готовлю дома. Александра готовит не совсем скверно, и, кажется, все-таки выйдет дешевле. Посмотрю и погляжу дальше» В письме к А.Г. Достоевской из Петербурга от 23 июля 1873 г. Достоевский писал: «Сегодня (без меня) приходила Настя и получила наконец от Александры письмо от Прохоровны (ЛВ. Александра ходила к ней без меня, да дома не застала). Настасья прочитала письмо и на увещание Александры написать матери отвечала: да и писать-то нечего, жива, здорова, ни от отца, ни от брата писем не получала.» В письме к А.Г. Достоевской от 10 августа 1873 г. Достоевский указывал, что «дома у меня Александра все вымыла и вычистила», а в письме от 15 августа 1873 г. отмечал: «А здесь я говорил Александре; она очень не прочь остаться в кухарках. Не думай, чтоб она не была работящая, лучше еще других и совершенно честная насчет денег и чистоплотная. А что же делать, если она готовит так, что я все могу есть.» Наконец, в письме из Петербурга к А.Г. Достоевской от 19 августа 1873 г. Достоевский писал: «Вот что о кухарке: я ведь сам не знаю, что будет потом. Александра хорошая работница, очень, и стряпает хорошо. Очень хорошо себя держит и ведет, но, опять-таки, вынесет ли она всю нашу семью и останется ли потом, когда будет потруднее, — не знаю. И потому, если только найдешь не вздорницу, чистоплотную (это 1-е дело) и которая хорошо готовит (слышишь?), то нанимай и приезжай с ней сюда. Вот последнее мое слово. Тогда Александру отпустим (В ней есть и недостатки, слишком, н<а>пр<имер>, чувствительна, но не белоручка, далеко нет.»